Ohtori Akio (ohtori) wrote,
Ohtori Akio
ohtori

Categories:

Терешкова, к юбилею полёта в космос. Непраздничное.

Не хотел я это писать. Всё-таки юбилей и всё такое. Но надумал.


Когда-то я жил в СССР и работал на автомобильном заводе КрАЗ. Если вы не знаете, что такое КрАЗ — лучше и не знайте, не надо. Для понимания сюжета рассказа достаточно знать, что в производственное объединение КрАЗа входил Ярославский моторный завод, ЯМЗ. И вот однажды, в каком-то дремучем 1989, что ли, году, ЯМЗ частично сгорел.

(Помнящие те годы граждане мне возразят: мол, не такой уж и дремучий был 1989 год. Перестройка, гласность, революционные вихри, уже скоро всё рухнет и ''все уедут''. Но надо понимать, что речь у меня не о Москве, а о гораздо более дремучих населённых пунктах. Там ещё портреты Брежнева кое-где висели. И были на то причины, о которых ниже.)

Кременчугский самосвал КрАЗ никак не собрать без движка, выпущенного ЯМЗом. Поэтому некоторых работников КрАЗа начальники послали на ЯМЗ, участвовать в восстановительных работах. Оттирать горелые станки, разбираться с электричеством, и вообще. Логично же — пока движка нет, вся цепочка под угрозой. Кончится запас — и всё. А план к съезду надо выполнять. Или там к юбилею, неважно.

Приехали мои коллеги в Ярославль. Точнее, приехали они в Тутаев Ярославской области и там разместились. Как они работали и чем занимались — рассказывать не буду, сам не видел, но больше всего жаловались на бескормицу — невероятную даже по нашим, кременчугским, меркам.

Помнящие те годы граждане согласно кивнут: мол, везде была бескормица, времена такие были. Но учтите, что в Кременчуге — и, как сказывают, в Тутаеве тоже — бескормица была системным явлением, ещё с начала восьмидесятых, если не раньше. Поэтому и не убирали портреты Брежнева некоторые несознательные элементы — мол, «при Брежневе последний раз мясо видели».

Надо понимать, что бескормица при социализме — это очень непростое явление. После того, как в Новочеркасске в 1962-м население восстало (и было, разумеется, расстреляно) — советские чиновники крепко призадумались и всё-таки построили систему, при которой в мелких городах нормальной еды, да и прочих многих товаров, нет в свободном доступе, но существенная часть населения получает искомое через прохождение полулегальных и унизительных процедур («по блату», «через заднее керелицо», «с трудом достали» и т. д. и т. п.) Заодно на эти процедуры уходит значительная часть времени, и придумывать что-нибудь несанкционированное уже как бы некогда.

Это всё касалось, повторяю, мелких населённых пунктов, но не сельской местности (где всегда относительно легально оставалось натуральное хозяйство и обмен продуктами среди односельчан). Бескормица до 1990 примерно года не касалась и крупных городов, а также научных и военных городков. В силу понятных причин: там население занималось «чем надо». И в столицах, например, стояли в безумной очереди за сапогами, но всё-таки не за сыром и не за колбасой.

Среди мелких населённых пунктов тоже были свои исключения. Например, если в городе Хреново-Поленово некогда родился известный деятель науки или военного дела, какой-нить партизанский генерал, выдающийся официально признанный поэт или космонавт — можно было надеяться на помощь земляка. Особенно если он депутат. Депутату даже не надо специально куда-то ходить, потрясая старыми медалями. Он и так всегда в кругу начальства.

Советские чиновники это тоже знали, и выходцев из проблемных районов по мере сил задвигали куда-нибудь подальше.

Иногда система не срабатывала, и получались странные и удивительные люди — например, генерал-чеченец Дудаев или другой генерал, Лебедь — который в детстве видел, как советские солдаты расстреливают граждан советского Новочеркасска (см. выше). Да, выходцы из проблемных районов попадали в армию (под неусыпный контроль органов), а ещё им была открыта комсомольско-партийная карьера. Что это такое, знающим людям объяснять не надо, а незнающим объясню: это в сто раз циничнее, чем любая современная корпоративная мозгопромывка, с этикетом, кодексом, тимбилдингом и прочей хренью, у которой даже человеческого названия нет. Индивидуум, ставший на этот путь, постепенно вынужден предавать родину, близких и даже себя. В итоге получается какой-нибудь Ельцин. Или Горбачёв. Ну, вы понимаете, да?

Советские специалисты, проводившие фильтрацию и отбор индивидуумов, тоже это понимали. Поэтому советский гражданин из глубинки не имел никаких шансов на комсомольско-партийную карьеру, если не наблюдалась в нём некая отмороженность. Примерно так: родной дом снесёт — не поморщится, и начальнику худого слова не скажет.

И тут мы плавно переходим к случаю, указанному в заголовке. Валентина Терешкова, член КПСС с расстрельного 1962-го. Депутат Верховного Совета СССР VII—XI созывов. Член ЦК КПСС, делегат XXIV, XXV, XXVI и XXVII съездов КПСС. Депутат и член Президиума Верховного Совета СССР на протяжении многих лет. Депутат Ярославской областной думы от партии «Единая Россия». Депутат Государственной думы России от партии «Единая Россия» по ярославскому региональному списку.

Родившаяся в деревне Большое Масленниково, Тутаевского района Ярославской области.

Для таких людей дефективное советское снабжение продовольствием — мелочь. Вы хоть помрите все, они ухом не моргнут. Будут сидеть в президиумах и голосовать друг за друга, пока не вымрут. Одни будут летать в космос, другие — нырять за амфорами, но это не главное. Главное — та самая отмороженность.

С праздничком, Валентина Владимировна. Уйдите, пожалуйста, скорее на покой. Будьте, наконец, добры.
Tags: politic, tolerance
Subscribe
promo ohtori january 31, 2015 03:21 38
Buy for 80 tokens
Этот текст, возможно, будет болезненно воспринят людьми, наблюдающими нынешний кризис на Украине. Впрочем, настоящие фанаты или заснут на середине этого текста, или закроют его не дочитав, или отвлекутся на новости из котла под Дебальцево. Но попробовать стоит. 1. Практически любое современное…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments